Здравствуйте гость!
Имя: Пароль:
Регистрация нового пользователя

Транссексуализм. Возможности гормональной терапии
Книга Калинченко С.Ю.
Смотреть в pdf формате , Скачать

Онлайн версия книги


В книге подробно освещены проблемы, связанные с этиологией, патогенезом и гормональным лечением транссексуализма. На основании анализа результатов обследования более чем 600 пациентов, данных клинических, эндокринологических, медико-генетических и морфологических исследований, проведенных в Эндокринологическом Научном Центре РАМН в сотрудничестве с рядом научных учреждений, изложено состояние проблемы транссексуализма в целом, подробно отражены эндокринологические аспекты транссексуализма (в частности, состояние нейроэндокринной системы у больных с транссексуализмом, состояние репродуктивной системы у данной категории пациентов), приведены схемы гормональной терапии данного заболевания.
Для эндокринологов, сексопатологов, психиатров, хирургов, проводящих реконструктивные операции у пациентов с транссексуализмом.

1.3. Диагностика

   Диагноз транссексуализма ставит психиатр. Врач любой другой специальности может только заподозрить его существование и отправить пациента к психиатру для подтверждения или исключения транссексуализма.

   Диагноз транссексуализма основывается на следующих критериях:

   - стабильное и неизменное чувство принадлежности к противоположному полу, дискомфорт и ощущение несоответствия своему биологическому полу;

   - постоянная озабоченность, и желание избавиться от первичных и вторичных половых признаков и приобрести противоположные, путем хирургического и гормонального лечения;

   - завершение полового развития.

   Дополнительными диагностическими указаниями являются развитие данных нарушений с раннего детского возраста, отсутствие симптомов другого психического заболевания и врожденных аномалий развития половых органов.

   Основные симптомы: полная идентификация полового самосознания и половой роли спротивоположным полом, гомосексуальная ориентация, стойкие доминирующие идеи отвержения своего биологического и социального пола с дисморфофобоподобными расстройствами и перемены его на противоположный.

   Сопутствующая симптоматика представлена различными формами психосоциальной дезадаптации, проявляющейся психогенными нарушениями и разными видами девиантного поведения, деструктивными тенденциями и суицидальной активностью.

   Человек с транссексуализмом чувствует себя либо мужчиной, заключенным в тело женщины, либо наоборот. В гармонично организованном теле определенного пола живет «инополая» душа, и эта душа не только живет, она чувствует, мыслит, страдает, испытывает желания и влечения, которые не может реализовать, в связи с чем А. О. Бухановский (1985) и L. J. С. Gооrеn (1984) считают, что речь фактически идет о хроническом стрессе, что и позволяет у большинства пациентов-транссек-суалов выявить суицидальное поведение.

   Таким образом, завершающий этап развернутой картины транссексуализма включает в себя все вышеперечисленные основные и производные симптомы. Окончательное становление транссексуализма завершается, как правило, к 20 годам.

   Одним из наиболее важных и до сих пор нерешенных аспектов в проблеме транссексуализма остается вопрос о происхождении и обоснованности требования об изменении пола. Дисгармония личности при транссексуализме закономерно порождает многочисленные специфические транссексуальные конфликты. Они всегда комплексны и проявляются своеобразным индивидуальным сочетанием внутренних и внешних конфликтов. Особенностью течения транссексуализма в нашей стране является высокая отягощенностьсуицидальным поведением. Различные его проявления отмечены у 86,4 % пациентов. В определенной мере, по мнению А. О. Бухановского (1994), это связано с репрессивной половой моралью и общественной агрессией в отношении лиц с сексуальными отклонениями. Автор также отмечает, что, фактически, можно говорить о социальной дискриминации лиц, страдающих транссексуализмом, т. к. встречаясь с неизвестным и непонятным феноменом, российское общество ведет себя недостаточно цивилизованно, что проявляется тем набором общественных санкций, с которыми пришлось столкнуться всем обследованным им пациентам:

  • непонимание вплоть до отрицания этого феномена - 87,6 %

  • осуждение вплоть до презрения - 78,1 %;

  • удивление вплоть до любопытства - 75,1 %;

  • директивное принуждение и пресечение вплоть до административного и физического воздействия и побоев - 27,9 %;

  • табуирование вплоть до запретов и изгнания (из трудового или учебного коллектива, неформальной группы, гостиниц, самолетов и др.) - 37,2 %.

   Суицидальное поведение при транссексуализме отражает неразрешимый характер возникших в связи с дисгармонией личности противоречий. Подсказываемые окружающими способы разрешения ситуации сами пациенты не приемлют, а способы, которые им известны, сведены к нулю.

   В. А. Тихоненко (1978), А. Г. Амбрумова и соавт. (1980) считают, что, в связи с вышесказанной реакцией общества, суицидальное поведение становится формой разрешения конфликтов путем самоустранения и самоуничтожения, что еще раз подчеркивает экстремальный характер транссексуализма.Единственно приемлемой для пациентов формой разрешения транссексуальных конфликтов, прекращения мучительных страданий и обретения внутренней гармонии может стать приведение биологического пола в соответствие с полом психическим. Ни объяснение врачей о калечащей сути требуемых операций, ни осознание невозможности существенного изменения биологического пола с созданием полноценного организма не меняют установки пациентов. Именно появление данного убеждения знаменует собой апогей формирования транссексуализма и максимальную степень выраженности симптома отвергания пола - «возникновение транссексуальной установки на его изменение» [Laube D.R. et аl., 1974].

   Пациенты изъявляют готовность на любые жертвы, операции и физические мучения лишь бы обрести искомое внутреннее единство. Их не страшит ни возможность увечья, ни даже смерть, ибо единственной конкурирующей формой разрешения этих конфликтов является именно смерть - самоуничтожение [Еichеr W., 1984; Stein М. еt аl., 1990].

   М. W. Rоss и соавт. (1981), Р. L. Е. Ек1und и соавт. (1988), N. F. Тsoi (1988) при изучении распространенности транссексуализма в ряде стран отметили, что он встречается во многих, если не во всех, этнических группах, несмотря на значительные культурные отличия, что может служить косвенным доказательством наличия биологической основы этой патологии.

1.4. Распространенность

   Средний возраст пациентов-транссексуалов, обращающихся к врачу по поводу смены пола, 20-24 года, что характерно как для женского, так и для мужского транссексуализма. На 15-19 лет приходится 12 % пациентов,
на 25-29 лет - 25 %, на 30-34 года - 11 % и старше 35 лет - не более 1 %.

   По данным большинства авторов [Султанов г. А., 1972; Раu1у I. В., 1968; Rоss М. W. еt аl., 1981; О'Саrmаn Е. С, 1982; Тsoi N. F, 1988], мужской транссексуализм (М/Ж-трансформация, транссексуализм типа мужчина-женщина) значительно преобладает над женским (Ж/М-трансформация, транссексуализм типа женщина-мужчина), составляя 3:1 (табл. 1).

Таблица 1. Распространенность транссексуализма на 100 000 населения

Таблица 1.
Распространенность транссексуализма
на 100000 населения
Мужчины
(интервал от 1 до 35 чел)
Женщины
(интервал от 0,25 до 12 чел)
США
Германия
Швеция
Англия
Нидерланды
Сингапур
Россия
1
2,2
2,7
5
8,4
35
-
0,25
0,97
1
2
3,2
12
-

   Анализ данных табл. 1 свидетельствует, что распространенность транссексуализма характерна практически для всех стран мира, независимо от принадлежности к какой-либо этнической группе, очевидно преобладание мужского транссексуализма в соотношении 3:1. Однако данные А. О. Бухановского (1994), а также ЭНЦ РАМН [Козлов г. и., Калинченко С. Ю., 1998] существенно отличаются от показателей зарубежных стран, приведенных выше. В России женский транссексуализм значительно преобладает над мужским. По данным А. О. Бухановского (1994), соотношение лиц с транссексуализмом составляет 1:4,1, где преобладающее большинство - пациенты с женским типом. По данным Г. И. Козлова и С. Ю. Калинченко, на каждые 3 случая женского транссексуализма приходится 1 случай мужского.

   Приведенные данные о распространенности транссексуализма, скорее всего, занижены, поскольку далеко не все больные обращаются в медицинские учреждения. Столь высокая распространенность транссексуализма в Сингапуре, по сравнению с другими странами, объясняется достаточным распространением операций по смене пола, а также широкой осведомленностью населения о данной проблеме [Ross M. W еt аl., 1981].

1.5. Этиология и патогенез

   Сущность транссексуализма до сих пор окончательно не ясна. Выяснение его патогенеза представляет собой не только фундаментальный, но и практический интерес, поскольку только при полном понимании этой проблемы станет возможным проведение дифференциальной диагностики с клинически сходными состояниями, а также поиск и разработка методов лечения, социальной реадаптации и реабилитации.

   Одни авторы придерживаются биологической концепции (генетической и др.), другие придают решающее значение в формировании транссексуализма психосоциальным факторам (R.Stoller, O.Keruberg). Несмотря на полярность взглядов в отношении этиологии транссексуализма, попытки толкования его патогенеза с позиций чисто психиатрических в настоящее время окончательно оставлены. Лечение транссексуализма «психиатрическими методами» с использованием больших доз нейролептиков, препаратов лития, конвульсивной и инсулино-коматозной терапии, методами психотерапии оказалось неэффективным [Бухановский А. О., 1986; Моneу J., 1978].
Выявление истоков транссексуализма в раннем детском возрасте, особенности развития, независимость от воспитания и окружения, ригидность клинической картины, а также резистентность к терапии позволяют предположительно оценить транссексуализм как эндогенную (конституциональную) аномалию личности [Бухановский а.о., 1986].

   С. W. Ваrdin и J.F.Саttеrа11 (1981) в поисках биологического субстрата, создающего эндогенно-конституциональное предрасположение к транссексуализму, обратили внимание на реальный факт существования половой дифференцровки мозга.

   По мнению Г. С. Васильченко (1983), становление половой идентификации происходит в первые 3 года жизни ребенка.

А. О. Бухановский и А. С. Андреев (1985), М. Glunе (1978) считают, что половые различия существуют в отношении вербального и невербального интеллекта, причем у мужчин в структуре интеллекта главной является невербальная часть, а у женщин преобладающие интеллектуальные способности связаны с процессами коммуникации (вербальный интеллект).

   А. О. Бухановский и А. С. Андреев (1985) методом исследования функциональной асимметрии мозга выявили при мужском транссексуализме большое сходство параметров с результатами, полученными у здоровых женщин, т. е. все пациенты с мужским транссексуализмом как по моторным, так и по сенсорным пробам являются антидекстрами. Латерализация церебральных функций при женском транссексуализме фактически не отличается отданных, полученных в группе здоровых мужчин. Это дает возможность предположить, что один из морфофункциональных компонентов транссексуализма определенным образом связан с нарушением (инверсией) полового диморфизма в латерализации мозговых функций.
   В последнее время большое внимание уделяется исследованию генетических и эндокринных факторов, которые могут создать предпосылки для развития транссексуализма.

   Г. С. Васильченко (1983) считает, что для полноценного процесса дифференцировки мозга у мужчин требуется соблюдение многих условий, таких как концентрация эмбрионального андрогена, период и длительность его воздействия, а также отсутствие эстрогенов. Нарушение любого из этих факторов может привести к расстройствам дифференцировки соответствующих структур мозга.

   Многообещающим методом в настоящее время является изучение клеточных рецепторов половых гормонов и их функционирование. Половые гормоны играют решающую роль в дифференцировке половых органов. Большое внимание уделяется исследованию их влияния на пренатальную половую дифференцировку структур мозга.

   С. D. Тоran-Allerand (1980), М. J. МсLusку и F. Naflton (1981) показали, что у низших млекопитающих половое поведение регулируется центральной нервной системой, которая «созревает» пренатально или в первые дни жизни, во время гормонально-чувствительного периода. Закладка же ЦНС «по мужскому типу» происходит при наличии значительного количества андрогенов в этот период, в то время как развитие ЦНС «по женскому типу» - при недостаточном количестве андрогенов или рецепторов и ферментов, участвующих в их превращениях. По данным исследователей, эти гормональные эффекты не зависят ни от хромосомного набора, ни от строения гонад.

   Влияние андрогенов на мозг животных подтверждается структурными изменениями, которые обнаруживаются в клеточных ядрах и дендритах. Эти изменения F. L. Неihо (1982), L.J. С. Gооrеn (1990) выявили в гипоталамусе, преоптической области и миндалевидном теле.
   J.D.Wilson и соавт. (1981) указывают, что в некоторой степени гормонально-зависимая дифференцировка мозга происходит параллельно с развитием гениталий. Как известно, зачатки мужских и женских половых желез развиваются как бипо-тенциальные гонады, а их дальнейшая дифференцировка в яички зависит от наличия в геноме пол-детерминирующих генов (ген SRY и др.) [Черных В. в., Курило л. Ф., 2001], наличия или отсутствия андрогенов и их рецепторов и др.

   С. W. Ваrdin и J. F. Сattеrа11 (1981) указывают на то, что эти параллельные процессы, происходящие под действием одних и тех же гормонов, отличаются по биохимическим механизмам. Так, дифференцировка наружных гениталий происходит под действием дигидротестостерона - метаболита тестостерона, а половая дифференцировка мозга зависит от процессов ароматизации тестостерона в эстрадиол.

   По мнению этих авторов, дифференцировка наружных гениталий предшествует половой дифференцировке мозга [С. W. Ваrdin и J. F. Сattеrа11., 1981]. Эти данные дают возможность объяснить несоответствие между половой дифференцировкой мозга и гениталиями по соответствующим ферментным и гормональным нарушениям.

   G. Dоrner (1990) показал, что уровень половых гормонов и нейротрансмиттеров во время критических периодов развития ребенка определяет половую идентификацию и психосексуальную ориентацию. Он считает, что генетической предпосылкой для развития женского транссексуализма является недостаточность 21-гидроксилазы у матери или у плода, вызванная пренатальным стрессом, частота которого значительно выше как при женском, так и при мужском транссексуализме по сравнению с общей популяцией.

   Но как в таком случае объяснить возникновение М/Ж-транссексуализма? Почему не у всех больных с вирильной формой врожденной дисфункции коры надпочечников (при кариотипе 46,ХХ) нарушена половая идентификация? Врожденная дисфункция коры надпочечников - генетически обусловленное заболевание, выражающееся в недостаточности ферментных систем, обеспечивающих синтез гормонов в коре надпочечников [Гинчерман Е. 3. и др., 1982]. Это неоднородная по клинической картине группа заболеваний, среди которых можно выделить протекающие с вирильной картиной (дефицит 21-гидроксилазы и 11-уЗ-гидроксилазы), обусловленной повышенной продукцией андрогенов. Надпочечники плода (при вирильных формах врожденной дисфункции коры надпочечников) сначала своего функционирования выделяют неадекватно большое количество андрогенов, что приводит у девочек к врожденной вирилизации наружных гениталий разной степени выраженности (пенисообразный клитор, урогенитальный синус, мошонкообразные большие половые губы). Нередки случаи, когда генотипическим девочкам (при кариотипе 46,ХХ) с врожденной дисфункцией коры надпочечников при рождении ошибочно устанавливают мужской гражданский пол, но при своевременной постановке диагноза и начале лечения заболевания в детском возрасте больные ощущают себя в своем биологическом (женском) поле. И даже если первоначально был ошибочно установлен мужской гражданский пол, смена его на женский происходит безболезненно. В дальнейшем такие пациентки создают семьи, рожают детей. Да, мы имеем случаи позднего обращения, когда больные с вирильной формой врожденной дисфункции коры надпочечников, имеющие кариотип 46,ХХ и живущие в мужском поле, не желают менять пол и отказываются проводить лечение, но эти случаи единичны и в основном отказ от смены пола обусловлен социальными причинами.

   Г. С. Васильченко и соавт. (1990), Н. Л. Зарубина и И. В. Голубева (1991) считают, что перемена пола у большинства больных с дефектом 21-гидроксилазы, в соответствии с функциональными и физиологическими возможностями, протекает вполне благоприятно, что свидетельствует о затруднении сравнения данной патологии с транссексуализмом.

   Таким образом, этиология и патогенез транссексуализма до сих пор окончательно не установлены, однако, в связи с высокой опасностью возникновения суицида единственной возможностью разрешения конфликтов, связанных с несоответствием биологического и паспортного пола с психическим полом у транссексуалов, является гормональное и хирургическое лечение, направленное на смену анатомического и паспортного пола.

1.6. Дифференциальная диагностика

   Hесмотря на свою яркость и демонстративность, проявления транссексуализма достаточно трудно поддаются дифференциальной диагностике с клинически сходными с ним состояниями, такими как:

  • трансвестизм - стремление к переодеванию и ношению одежды противоположного пола. При трансвестизме, в отличие от транссексуализма, нет нарушения половой аутоидентификации [Васильченко Г. С., 1983];

  • гомосексуализм - половое влечение к лицам своего пола. При транссексуализме гомосексуальным считается влечение к лицам с тождественным половым самосознанием, т. е. осознающим свою принадлежность к тому же полу [Socarides С., 1981; Моnеу )., 1988]. Известны ситуации, когда для укрепления связи с партнером гомосексуалисты хотят изменить пол. В этих случаях необходима тщательная дифференциальная диагностика, т.к. если проводится операция, в дальнейшем наступает разочарование, поскольку оперированный гомосексуалист перестает интересовать своих половых партнеров;

  • сходные состояния, связанные с эндогенным психозом [Посвянский П. Б., 1972; Vamik D.., Volman M.D.., 1989] или органическим повреждением мозга [Свядощ А. М., 1974; Калиниченко С. И., 1979];

  • сходные клинические проявления, которые могут наблюдаться при шизофрении [Султанов г. А, 1972].

   Исключить транссексуализм позволяют в первую очередь отсутствие нарушений полового самосознания, правильное формирование половой роли (предпочтение в детстве игр и сверстников своего пола, нормальные сексуальные контакты с противоположным полом).

   Наиболее неблагоприятен прогноз, когда транссексуал с активным стремлением сменить пол не находит подобной возможности и дисгармония между паспортным полом и половым самосознанием не разрешается.
   По данным Г. С. Васильченко (1983), затяжные депрессивные состояния и суицидальные мысли в таких случаях встречаются у 60 % мужчин-транссексуалов и 23 % женщин-транссексуалов, а суицидальные попытки - в 20 и 8 % случаев соответственно.

   После хирургической смены пола транссексуалы быстро адаптируются к жизни. По нашим данным и ряда авторов, многие из них вступают в брак, а пациенты с мужским транссексуализмом нередко усыновляют детей.

   Дальнейшее изучение этиологии, патогенеза и проявлений транссексуализма, а также глубокое осмысление врачами, особенно эндокринологами, психиатрами и терапевтами, этого заболевания, позволит ставить диагноз в более ранние сроки, а следовательно, быстрее выводить пациентов из состояния хронического стресса и назначать гормональное лечение, побочные эффекты которого возрастают с увеличением возраста начала лечения [Аsscheman Н. еt аl., 1988].

|| 0 || 1 || 2 || 3 || 4 || 5 || 6 || 7 || 8 || 9 || 10 || 11 || 12 || 13 || 14 || 15 || 16 || 17 || 18 || 19 ||

Страница № || 2 ||

Наверх страницы